Оружейная коллекция
Популярное
Перспективные образцы нового оружия ХХI века: чистка, прицел и микроэлектроника (часть 3)Возможна ли ситуация так называемого «недозаряжания», когда солдат будет пытаться зарядить картридж, не открыв затворы стволов? Теоретически «да», но только теоретически. И то лишь на этом «пробном образце». Дело в том, что на реальной винтовке вполне можно установить некий простейший механический предохранитель, который просто не даст вставить картридж в приемник, если при этом затворы стволов не открыты.
Как стрелять из за угла. Насадка для прицела Hidesight (Финляндия)Стрельба из-за угла давно является не только темой шуток, но и целью различных смелых проектов. Известно значительное количество специализированных образцов оружия и прицельных приспособлений для существующих систем, позволяющих вести огонь необычным образом. Однако большинство таких разработок объединяет общий недостаток: чрезмерная сложность конструкции и ограниченные характеристики.
Проект OSS Bigot: бесшумный «Кольт» и его смертельные стрелыС момента своего создания американское Управление стратегических служб (Office of Strategic Services – OSS) занималось проблемами создания специального оружия. Основное внимание при этом уделялось бесшумным системам с высокими боевыми характеристиками.
Перспективные образцы нового оружия ХХI века: оружие из кубиков (часть 2)В прошлый раз в материале «Перспективные образцы оружия ХХI века какими они могут быть» мы рассказали о винтовке-концепте (или карабине концепте американца Мартина Грира и связанных с этим проектом совершенствованием имеющихся систем стрелкового оружия. Причем ситуация сегодня сложилась поистине странная.
Штык. Грозное оружие русского солдатаАзам штыковой атаки русского солдата обучали еще во времена Александра Суворова. Многим и сегодня хорошо известна его фраза, ставшая пословицей: «пуля – дура, штык – молодец». Данная фраза была впервые опубликована в руководстве по боевой подготовке войск, подготовленном знаменитым российским полководцем и опубликованном под названием «Наука побеждать» в 1806 году.
Оружие
Израильские перспективные проекты лазерной ПРОТерритория Израиля регулярно подвергается обстрелам с применением минометов и неуправляемых ракет кустарного изготовления, и для защиты от таких угроз требуются особые средства. На вооружении Армии обороны Израиля уже состоят несколько комплексов противоракетной обороны, использующие специальные ракеты-перехватчики.
Город и его воздействие на развитие танковых боеприпасовАнализ, проведенный западными специалистами, показал, что будущие наземные конфликты вероятнее всего будут происходить в городах и на других урбанизированных территориях. Участники боевых действий, закрепившиеся в застроенных зонах, как правило, лучше защищены, особенно при противостоянии с более мощными противниками, которые располагают такими средствами, как танки и бронемашины.
Переносные «Ручные» комплексы ПВО. Часть 10. ПЗРК «Верба»Российский переносной зенитный ракетный комплекс 9К333 «Верба» на сегодняшний день является одним из самых современных ПЗРК в мире, являясь дальнейшим развитием отечественной линейки переносных комплексов, традиционно пользующихся спросом на международном рынке вооружений.
У России может появиться новый способ уничтожения «больших пушек»2 декабря российский холдинг «Росэлектроника», входящий в состав «Ростеха», официально объявил о завершении государственных испытаний перспективного звукотеплового комплекса артиллерийской разведки 1Б75 «Пенициллин». Теперь перед комплексом открывается дорога в войска, и уже в 2020 году первые серийные образцы поступят в армию.
РЛС «Контейнер». Еще полгода до боевого дежурстваВ последние годы особое внимание уделяется развитию средств предупреждения о воздушно-космическом и ракетном нападении. Уже построено значительное число радиолокационных станций, и продолжается развертывание новых.
Подпишись на рассылку и будь всегда в курсе наших новостей.

Исторические следы кирзача vs берцев. Часть 3

Итак, в вероятной будущей войне какой тип обуви получит наибольшее распространение: кирзач или берцы? Конечно, сама по себе такая постановка вопроса сейчас выглядит странно и многим может показаться даже не спорной, а просто неуместной. Мол, армия перешла на берцы, берцы теперь везде и всюду, и вопроса, казалось бы, тут нет.

Между тем, нужно сразу сказать, что этот вопрос в решающей степени зависит от характера, масштаба и продолжительности будущей войны. От того, будет ли она короткой и локальной, или будет затяжной мировой бойней, вовлекающей многомиллионные армии, как раз и зависит, какой тип обуви станет в армии преобладающим.

Обувь в локальной войне

Для войны сравнительно небольшой и локальной, в принципе, нет разницы, какая именно обувь используется противостоящими сторонами. В военно-хозяйственном смысле оснащение войск для локальной войны использует ту обувь, которая есть в наличии, или ту, которую можно достать. Например, в Индокитайской войне американская армия была обута в берцы, и их же поставляли союзникам – армиям Южного Вьетнама и лонноловской Кампучии. Их противники: северовьетнамская армия и «красные кхмеры» воевали, в основном, в шлепанцах, и лишь под конец войны, разжившись трофеями, стали носить американские ботинки. Потом, уже схватившись между собой, вьетнамцы и «красные кхмеры» износили американские ботинки и снова перешли на каучуковые шлепанцы. Лишь под конец долгой войны в Камбодже против «красных кхмеров» у вьетнамской армии появился интересный вид военной обуви, нечто вроде «военных кед», брезентовые кеды со шнуровкой, подошва которых была из резиновой вулканизированной обливки. Явно местного, вьетнамского производства.

Исторические следы кирзача vs берцев. Часть 3

Вьетнамский капрал (звание Ха Ши, примерно соответствующее капралу или ефрейтору) в "военных кедах". Фото сделано в Камбодже в 1989 году, на танке нанесен флаг переходного государства Камбоджа


В локальных войнах участвуют сравнительно небольшие контингенты, от 4-5 тысяч до 200-250 тысяч человек. Небольшие и вялотекущие войны, вроде войны в Афганистане, обычно задействуют по 20-30 тысяч человек с каждой стороны. Более крупные региональные войны, такие как война в Югославии или война в Сирии, вовлекают в боевые действия по примерно по 200 тысяч человек с каждой из сторон. Точные цифры вряд ли в каждом случае получится установить, да тут и особая точность не нужна, а важен порядок цифр.

Итак, средний контингент в небольшой локальной войне износит за год порядка 60 тысяч пар обуви (если мы примем выдачу два раза в год; без учета, конечно, трофеев и грабежа, которые учесть невозможно), а средний контингент в более крупной региональной войне износит порядка 400 тысяч пар обуви. Это очень немного по сравнению с масштабами производства обуви в мире. В 2016 году было произведено 22 млрд. пар обуви (в том числе 14,6 млрд. пар в Китае). Из этого количества 2,7 млрд. пар сносили в Китае, 1,9 млрд. пар в США (это самая обутая страна в мире – 7 пар обуви в год на человека), 1,6 млрд. пар в Индии и 1,6 млрд. пар в Евросоюзе. Хорошо видно, что при таких мощностях обуть армии, участвующие в локальных и региональных конфликтах, особых затруднений не представляет.

Средняя обувная фабрика вполне в состоянии производить до 2-3 млн. пар обуви в год. Обувные фабрики часто делают контрактные партии по 50-100 тысяч пар, в соответствии с требованиями покупателя. В Китае, Индии и Пакистане очень широко развито мелкое, полукустарное производство обуви небольшими партиями и за наличный расчет. Так что, для снабжения обувью участников локальных войн есть самые широкие возможности. В зависимости от финансовых возможностей обувь также можно заказать любую, как дешевую и простую, так и дорогую.

Когда есть из чего выбрать, то, конечно, на первом месте будет обувь более индивидуально удобная, а также обувь более модная. Разумеется, мода оказывает влияние и на армейское снаряжение, о чем говорилось в первой части статьи. Для воюющих в локальной войне сторон пренебрегать военной модой весьма опасно, поскольку «непафосная» армия может растерять свою репутацию, лишиться поддержки и потерпеть поражение в конечном счете. Думается, что это далеко не последнее соображение, с которым армии и отряды в разных локальных войнах обувают именно в ботинки или берцы. Так брутальнее, так круче, и так далее.

Исторические следы кирзача vs берцев. Часть 3

Пафос - тоже оружие. Где-то в Конго


Поголовно в кирзачах

Но все же, лично я считаю, что в будущем нас поджидает не серия мелких и локальных стычек, а война большая, мировая по масштабу, которая втянет в себя ключевые военные державы, в том числе, конечно, и Россию. Тому есть целый ряд причин, но их я подробно сейчас не станут описывать, чтобы не занимать места. Приведу лишь тезис, не сколько доказательного, сколько иллюстративного свойства. Цепочки малых войн, так или иначе, приводили к большой, мировой войне. Война есть следствие острых противоречий, и мелкие стычки далеко не всегда могут эти противоречия разрешить.

Любая большая война, как можно видеть на примере Первой и Второй мировых войн, неизбежно ведет к следующим экономическим последствиям. Во-первых, абсолютное падение внутреннего производства. Во-вторых, резкое сокращение внешней торговли, вплоть до почти полного прекращения (но такие случаи бывали редко; в основном же война – самое время торговать). Помимо сокращения, внешняя торговля сегментизируется, то есть полностью разрываются торговые связи с противником. Эти два фактора и приводят к недостатку товаров и обнищанию населения, причем как в воюющих, так и в нейтральных странах.

Для России в условиях войны это принесет, скорее всего, резкое сокращение импорта обуви. Ныне из порядка 300 млн. пар, потребляемых ежегодно, только 50-80 млн. пар производится внутри страны (включая порядка 16,5 млн. пар военной обуви, что достаточно для 8 млн. силовиков). Китай – один из главных участников вероятной большой войны – разумеется, первым делом лишится импорта сырья. Морская блокада стоит первым пунктом во всех известных планах США на случай боевых действий против Китая. В условиях войны Китай будет вынужден не только перевести значительную часть своей экономики на военное производство, но и сократить экспорт товаров, в том числе и обуви.

Для большой войны сейчас можно предложить разные сценарии (включая сценарий войны России против НАТО, описанный в моей книге «Россия против НАТО. Анализ вероятной войны»), однако, общее положение, думается, будет таким, что Россия останется без импортной обуви, и уже где-то через полгода после начала войны (скорее всего зимой) возникнет острейший и крайне нетерпимый дефицит обуви для гражданского сектора. Производство военной обуви у нас более или менее налажено, и надо полагать, имеет резервы, чтобы продержаться год или полтора года войны, а также должны быть некоторые мобилизационные запасы. Но население обуть будет не во что! Вот как раз кирзовый сапог – это как раз вариант решения этого острейшего дефицита гражданской обуви. Конечно, достичь производства порядка 300 млн. пар кирзачей за год – это очень трудная задача, но это может оказаться необходимым. Население должно работать на войну, а без сапог работать трудно.

Исторические следы кирзача vs берцев. Часть 3

Без сапог работать можно, но вряд ли удобно


Далее. Вероятнее всего, боевые действия армия будет вести в Прибалтике, на Украине, на Северном Кавказе, а также на Дальнем Востоке, и, вероятно, в Центральной Азии. Вряд ли наша армия будет вести масштабные бои в пустыне или в горах, а на указанных ТВД кирзач уже раз доказал свое преимущество перед ботинком.

К тому же, ботинки нужны летние и зимние утепленные, тогда как кирзач может быть и зимней обувью, если взять сапоги на размер больше, намотать толстые портянки. Технологически это существенное облегчение производства обуви и сокращение расхода искусственной шерсти, которая еще идет на изготовление одежды.

В большой войне, еще будет и фактор автомобилизации, по своим масштабам превышающий автомобилизацию времен Второй мировой войны. Думаю, что будут мобилизованы, без особого преувеличения, десятки миллионов автомобилей, причем не только в армию, но и в хозяйство, а также на перевозки в интересах армии. Теперь это стало вполне возможно.

Но при этом и опыт Второй мировой войны, и некоторые современные примеры, вроде многострадальной трассы Невер-Якутск, показывают, что прохождение больших масс колесной и гусеничной техники превращают почти любую дорогу в месиво грязи, в которой тонут даже вездеходы. По таким дорогам в ботинках не особо-то и пройдешь, нужны сапоги, хотя бы кирзовые. Случаи, когда войска вязнут в непролазной грязи были далеко не редкостью и в прошлую большую войну, и точно не будут редкостью в будущей большой войне.

Исторические следы кирзача vs берцев. Часть 3

Знаменитая дорога на Якутск, разбитая автотранспортом. Примерно так же будут выглядеть и дороги будущей большой войны


Наконец, нельзя забывать, что любая большая война тесно связана с выполнением многочисленных тяжелых работ: саперных, строительных, дорожных, которые производятся как войсками, так и гражданскими организациями или полувоенными структурами, вроде рабочих батальонов. Для тяжелых работ нужна обувь, и здесь также ничего лучше кирзача нет, особенно в отсутствии импортной обуви.

Вот такой получается анализ на вероятную большую войну: поголовно в кирзачах. Только этот вид обуви подходит для условий наиболее вероятных ТВД этой вероятной большой войны, годится для армии, для рабочих батальонов и для широких кругов населения. Как только большая война разразится, массовый переход на кирзач будет неизбежен.