Оружейная коллекция
Популярное
Британская любовь к SA80 навсегдаСегодня многие армии западного блока осуществляют замену основного индивидуального оружия в войсках. Франция отказывается от FAMAS в пользу НК416, бундесвер отказывается от G36 и даже известный верностью традициям корпус морской пехоты США меняет «злую черную винтовку» (так называли М-16 вьетнамские ветераны) на М27 (тот же НК416).
Поэма о железном Максиме (часть 6)Материалы серии «Поэма о «Максиме» читателям ВО в основном понравилась. Но многие из них высказали пожелание увидеть на страницах сайта рассказ и о предшественницах «максима» - митральезах или картечницах. И да, действительно, ведь время, когда Хайрем Максим сконструировал свой знаменитый пулемет, можно с полным правом назвать эпохой митральез, которые применялись и в полевой войне, и на флоте.
Складные пистолетные приклады разработки Бенке — Тимана (Венгрия, Германия)Некоторые модификации самозарядных пистолетов прошлого комплектовались деревянной кобурой-прикладом и имели направляющие для ее установки. Такой приклад улучшал показатели точности и кучности, но все же не отличался особым удобством использования. Деревянное устройство имело большие габариты и немалый вес, что могло мешать стрелкам.
Винтовки по всем странам и континентам.Часть 16. «И дальше задвинуть патрон пальцем…»А было так, что после появления винтовки Пибоди, как это всегда и бывает, появилось множество ей подражаний. Это и винтовка Робертса, и Вестелей Ричардса, и Суинберна, и Кокрена, да все их просто не перечислишь. Но тут же последовали усовершенствования иного рода, например, попытки объединить затвор Пибоди и подствольный магазин.
Поэма о железном Максиме (часть 4)Уже первые случаи применения пулеметов в Африке показали, какое это могущественное боевое средство. Естественно, что уже тогда, а именно в конце XIX — начале XX века европейские пацифисты начали выступать с требованиями наложить запрет на использование пулеметов, как откровенно негуманное оружия.
Оружие
Т-90М и M1A2 SEP v.3: какой из танков модернизирован лучшеКакой танк лучше, Т-90 или M1 Abrams? Этот вопрос появился одновременно с более новой машиной и до сих пор остается актуальным. Он уже успел получить массу ответов, в том числе и диаметрально противоположных. Продолжению споров, среди прочего, способствует постепенное развитие двух бронемашин, приводящее к появлению новых модификаций.
Ручные гранаты семейства Mk III / MK3 родом из СШАПочти все ручные гранаты предназначались и предназначаются для поражения живой силы противника взрывной волной и осколками. Однако некоторые образцы подобного оружия имели иные возможности и сокращенные боевые качества. Так, специфика боев Первой мировой войны привела к появлению американской ручной гранаты Mk III / MK3, в составе которой с самого начала отсутствовал металлический корпус. Вследствие этого граната могла поражать противника только ударной волной, но не осколками.
Авиатанк, или летающий танк - исторический следСегодня идея создания летающего танка представляется достаточно абсурдной. Действительно, когда в твоем распоряжении есть транспортные самолеты, способные перевезти танк из одной точки мира в другую, о приделывании крыльев к тяжелой бронированной боевой машине как-то не задумываешься. Однако в 1930-х годах прошлого века все было совсем иначе, самолетов, способных перебросить танки по воздуху, просто не существовало, поэтому сама идея создания полноценного авиатанка беспокоила умы многих конструкторов в разных странах мира. При этом наибольшую известность получили проекты США и СССР в этой области.
Исторические рассказы об оружии. Пехотный танк Mk.III «Валентайн» снаружи и внутриПерейдем к союзникам. СССР стал единственной страной, куда «Валентайны» поставлялись по программе ленд-лиза. Нам за войну отправили 3782 танка, или 46% всех выпущенных «Валентайнов», в том числе почти все машины, произведённые в Канаде.
История танковой перестройкиПоддержание технологической актуальности существующих боевых машин является важнейшим элементом модернизации. В частности, что касается танков, в течение десятилетий остававшихся ключевым элементом общевойсковых боевых действий, то здесь преобладают скорее модернизации, чем новые платформы. Легкие бронемашины, хотя и дешевле для замены, также модернизируются, поскольку многие страны располагают ограниченными бюджетами на новую технику.
Подпишись на рассылку и будь всегда в курсе наших новостей.

Исторические следы кирзача vs берцев. Часть 3

Итак, в вероятной будущей войне какой тип обуви получит наибольшее распространение: кирзач или берцы? Конечно, сама по себе такая постановка вопроса сейчас выглядит странно и многим может показаться даже не спорной, а просто неуместной. Мол, армия перешла на берцы, берцы теперь везде и всюду, и вопроса, казалось бы, тут нет.

Между тем, нужно сразу сказать, что этот вопрос в решающей степени зависит от характера, масштаба и продолжительности будущей войны. От того, будет ли она короткой и локальной, или будет затяжной мировой бойней, вовлекающей многомиллионные армии, как раз и зависит, какой тип обуви станет в армии преобладающим.

Обувь в локальной войне

Для войны сравнительно небольшой и локальной, в принципе, нет разницы, какая именно обувь используется противостоящими сторонами. В военно-хозяйственном смысле оснащение войск для локальной войны использует ту обувь, которая есть в наличии, или ту, которую можно достать. Например, в Индокитайской войне американская армия была обута в берцы, и их же поставляли союзникам – армиям Южного Вьетнама и лонноловской Кампучии. Их противники: северовьетнамская армия и «красные кхмеры» воевали, в основном, в шлепанцах, и лишь под конец войны, разжившись трофеями, стали носить американские ботинки. Потом, уже схватившись между собой, вьетнамцы и «красные кхмеры» износили американские ботинки и снова перешли на каучуковые шлепанцы. Лишь под конец долгой войны в Камбодже против «красных кхмеров» у вьетнамской армии появился интересный вид военной обуви, нечто вроде «военных кед», брезентовые кеды со шнуровкой, подошва которых была из резиновой вулканизированной обливки. Явно местного, вьетнамского производства.

Исторические следы кирзача vs берцев. Часть 3

Вьетнамский капрал (звание Ха Ши, примерно соответствующее капралу или ефрейтору) в "военных кедах". Фото сделано в Камбодже в 1989 году, на танке нанесен флаг переходного государства Камбоджа


В локальных войнах участвуют сравнительно небольшие контингенты, от 4-5 тысяч до 200-250 тысяч человек. Небольшие и вялотекущие войны, вроде войны в Афганистане, обычно задействуют по 20-30 тысяч человек с каждой стороны. Более крупные региональные войны, такие как война в Югославии или война в Сирии, вовлекают в боевые действия по примерно по 200 тысяч человек с каждой из сторон. Точные цифры вряд ли в каждом случае получится установить, да тут и особая точность не нужна, а важен порядок цифр.

Итак, средний контингент в небольшой локальной войне износит за год порядка 60 тысяч пар обуви (если мы примем выдачу два раза в год; без учета, конечно, трофеев и грабежа, которые учесть невозможно), а средний контингент в более крупной региональной войне износит порядка 400 тысяч пар обуви. Это очень немного по сравнению с масштабами производства обуви в мире. В 2016 году было произведено 22 млрд. пар обуви (в том числе 14,6 млрд. пар в Китае). Из этого количества 2,7 млрд. пар сносили в Китае, 1,9 млрд. пар в США (это самая обутая страна в мире – 7 пар обуви в год на человека), 1,6 млрд. пар в Индии и 1,6 млрд. пар в Евросоюзе. Хорошо видно, что при таких мощностях обуть армии, участвующие в локальных и региональных конфликтах, особых затруднений не представляет.

Средняя обувная фабрика вполне в состоянии производить до 2-3 млн. пар обуви в год. Обувные фабрики часто делают контрактные партии по 50-100 тысяч пар, в соответствии с требованиями покупателя. В Китае, Индии и Пакистане очень широко развито мелкое, полукустарное производство обуви небольшими партиями и за наличный расчет. Так что, для снабжения обувью участников локальных войн есть самые широкие возможности. В зависимости от финансовых возможностей обувь также можно заказать любую, как дешевую и простую, так и дорогую.

Когда есть из чего выбрать, то, конечно, на первом месте будет обувь более индивидуально удобная, а также обувь более модная. Разумеется, мода оказывает влияние и на армейское снаряжение, о чем говорилось в первой части статьи. Для воюющих в локальной войне сторон пренебрегать военной модой весьма опасно, поскольку «непафосная» армия может растерять свою репутацию, лишиться поддержки и потерпеть поражение в конечном счете. Думается, что это далеко не последнее соображение, с которым армии и отряды в разных локальных войнах обувают именно в ботинки или берцы. Так брутальнее, так круче, и так далее.

Исторические следы кирзача vs берцев. Часть 3

Пафос - тоже оружие. Где-то в Конго


Поголовно в кирзачах

Но все же, лично я считаю, что в будущем нас поджидает не серия мелких и локальных стычек, а война большая, мировая по масштабу, которая втянет в себя ключевые военные державы, в том числе, конечно, и Россию. Тому есть целый ряд причин, но их я подробно сейчас не станут описывать, чтобы не занимать места. Приведу лишь тезис, не сколько доказательного, сколько иллюстративного свойства. Цепочки малых войн, так или иначе, приводили к большой, мировой войне. Война есть следствие острых противоречий, и мелкие стычки далеко не всегда могут эти противоречия разрешить.

Любая большая война, как можно видеть на примере Первой и Второй мировых войн, неизбежно ведет к следующим экономическим последствиям. Во-первых, абсолютное падение внутреннего производства. Во-вторых, резкое сокращение внешней торговли, вплоть до почти полного прекращения (но такие случаи бывали редко; в основном же война – самое время торговать). Помимо сокращения, внешняя торговля сегментизируется, то есть полностью разрываются торговые связи с противником. Эти два фактора и приводят к недостатку товаров и обнищанию населения, причем как в воюющих, так и в нейтральных странах.

Для России в условиях войны это принесет, скорее всего, резкое сокращение импорта обуви. Ныне из порядка 300 млн. пар, потребляемых ежегодно, только 50-80 млн. пар производится внутри страны (включая порядка 16,5 млн. пар военной обуви, что достаточно для 8 млн. силовиков). Китай – один из главных участников вероятной большой войны – разумеется, первым делом лишится импорта сырья. Морская блокада стоит первым пунктом во всех известных планах США на случай боевых действий против Китая. В условиях войны Китай будет вынужден не только перевести значительную часть своей экономики на военное производство, но и сократить экспорт товаров, в том числе и обуви.

Для большой войны сейчас можно предложить разные сценарии (включая сценарий войны России против НАТО, описанный в моей книге «Россия против НАТО. Анализ вероятной войны»), однако, общее положение, думается, будет таким, что Россия останется без импортной обуви, и уже где-то через полгода после начала войны (скорее всего зимой) возникнет острейший и крайне нетерпимый дефицит обуви для гражданского сектора. Производство военной обуви у нас более или менее налажено, и надо полагать, имеет резервы, чтобы продержаться год или полтора года войны, а также должны быть некоторые мобилизационные запасы. Но население обуть будет не во что! Вот как раз кирзовый сапог – это как раз вариант решения этого острейшего дефицита гражданской обуви. Конечно, достичь производства порядка 300 млн. пар кирзачей за год – это очень трудная задача, но это может оказаться необходимым. Население должно работать на войну, а без сапог работать трудно.

Исторические следы кирзача vs берцев. Часть 3

Без сапог работать можно, но вряд ли удобно


Далее. Вероятнее всего, боевые действия армия будет вести в Прибалтике, на Украине, на Северном Кавказе, а также на Дальнем Востоке, и, вероятно, в Центральной Азии. Вряд ли наша армия будет вести масштабные бои в пустыне или в горах, а на указанных ТВД кирзач уже раз доказал свое преимущество перед ботинком.

К тому же, ботинки нужны летние и зимние утепленные, тогда как кирзач может быть и зимней обувью, если взять сапоги на размер больше, намотать толстые портянки. Технологически это существенное облегчение производства обуви и сокращение расхода искусственной шерсти, которая еще идет на изготовление одежды.

В большой войне, еще будет и фактор автомобилизации, по своим масштабам превышающий автомобилизацию времен Второй мировой войны. Думаю, что будут мобилизованы, без особого преувеличения, десятки миллионов автомобилей, причем не только в армию, но и в хозяйство, а также на перевозки в интересах армии. Теперь это стало вполне возможно.

Но при этом и опыт Второй мировой войны, и некоторые современные примеры, вроде многострадальной трассы Невер-Якутск, показывают, что прохождение больших масс колесной и гусеничной техники превращают почти любую дорогу в месиво грязи, в которой тонут даже вездеходы. По таким дорогам в ботинках не особо-то и пройдешь, нужны сапоги, хотя бы кирзовые. Случаи, когда войска вязнут в непролазной грязи были далеко не редкостью и в прошлую большую войну, и точно не будут редкостью в будущей большой войне.

Исторические следы кирзача vs берцев. Часть 3

Знаменитая дорога на Якутск, разбитая автотранспортом. Примерно так же будут выглядеть и дороги будущей большой войны


Наконец, нельзя забывать, что любая большая война тесно связана с выполнением многочисленных тяжелых работ: саперных, строительных, дорожных, которые производятся как войсками, так и гражданскими организациями или полувоенными структурами, вроде рабочих батальонов. Для тяжелых работ нужна обувь, и здесь также ничего лучше кирзача нет, особенно в отсутствии импортной обуви.

Вот такой получается анализ на вероятную большую войну: поголовно в кирзачах. Только этот вид обуви подходит для условий наиболее вероятных ТВД этой вероятной большой войны, годится для армии, для рабочих батальонов и для широких кругов населения. Как только большая война разразится, массовый переход на кирзач будет неизбежен.