Оружейная коллекция
Популярное
Вообще чем воюют бармалеиКустарные мортиры, джип-тачанки, броневики и даже тактические ракеты — вот далеко не полный перечень самодельного оружия, которым воюют сейчас на Ближнем Востоке. Боевики Сирии и Ирака дополняют разработки бойцов ИРА,...
В сравнении AK vs AR. Часть VДаже самые упоротые приверженцы AR-15 не будут оспаривать, что автомат Калашникова задал высочайшую планку надежности. Поэтому в сети очень много роликов, в которых различные комбинации стоунеровских переделок мажут...
Краг-Йоргенсен: представлена «винтовка на одну войну»Это сейчас американские военные не жалеют денег на самолеты F-35 и эсминцы «Зумвалт», то есть приобретают для своей армии все самое новое, «свежее» и дорогое. А было время, когда американские конгрессмены экономили на...
Игольчатая пуля от Javette (США): часовые, собаки и «Инфарктный пистолет»Самой известной разработкой американской оружейной компании MB Associates является семейство ракетного стрелкового вооружения Gyrojet. Прочие разработки фирмы гораздо менее известны, однако тоже представляют большой...
IWT 640 MICRO: стал самым малогабаритным тепловизионным прибором в миреПрогресс, который мы сегодня наблюдаем в области разработки тепловизионной техники, поражает воображение. Компания из Москвы ЗАО «Инновационные оружейные технологии» решила удивить своих покупателей новинкой, выпустив...
Оружие
Немецкий основной боевой танк Leopard 2: и его этапы развития. Часть 3Производство танка Leopard 2 началось в 1979 году, а первый танк был передан Бундесверу 25 октября 1980 года. Первая партия состояла из 380 машин, которые позднее получили неофициальное обозначение А0. Производство было...
Так для чего на самом деле использовался циммерит?Вопрос усиления бронезащиты танков возник фактически сразу после появления первых образцов данного вида боевой техники, без малого 100 лет назад. Перед началом Второй мировой войны многие страны ускорили темпы...
На границе эпохВ предыдущей заметке о сражении у Тарапаки я упомянул о пушках ла Хитта. Ранее в материалах о Великой Парагвайской войне также неоднократно встречались упоминания об этих орудиях. Наверняка не все знают, что они из себя...
Танки как в обороне и наступленииТанки союзников по Антанте были прежде всего ударным боевым средством. Но как они применялись в обороне? Ответ на этот вопрос поможет дать краткий анализ роли англо-французских танков в ходе оборонительного Второго...
Проекты сочлененных танков Boirault Train Blindé сделанных во ФранцииВ 1914-16 годах французский инженер Луи Буаро работал над проектами оригинальных инженерных машин, способных проделывать проходы в невзрывных заграждениях противника. Результатом этих проектов стало строительство двух...
Подпишись на рассылку и будь всегда в курсе наших новостей.

Армия... А мне здесь нравится

Здравия желаю всем читающим!

Я пока что рядовой российской армии. «Пока» потому, что к Новому году обещали дать ефрейтора согласно занимаемой должности. Я — разведчик-корректировщик в артбригаде в Центральном военном округе.

Армия... А мне здесь нравится


Тут про армию всякое пишут и говорят. Решил написать немножко о том, как я сюда попадал и почему мне, в натуре, по приколу здесь.

Вообще, с детства я мечтал о ВДВ. Тут вышел облом.

Но хотел. Я в целом не ботан, мне так проще нос сломать, чем сайт или что еще. Не курил никогда, бухнуть тоже по-человечески не научился. Как перебор — так проще помереть. Значит — качалка.

Я не шкаф двухметровый. 176 см вверх и чуть меньше вбок. Короче, на районе поздно вечером закурить не спрашивали.

В институт не пошел, но не подумайте, что по тупости, нет. Учился я в колледже при одном предприятии, у которого еще и свой универ есть. А после колледжа можно сразу на третий курс и без экзаменов. Год теряешь, зато с ЕГЭ никаких напрягов нет. И как бы заводик у нас такой, весь город там работает. Оборонка, короче.

Закончил я свой колледж и как весь такой законопослушный, сел ждать, пока Родина за мной придет. А она никак не идет. Тут уже даже забеспокоился, куда, то ли к умным надо, то ли к красивым. Дошел до военкомата.

Там как на безухого посмотрели, но сказали, что возьмут. И послали на комиссию.

И на комиссии мне мечту о ВДВ приговорили. Плоскостопие. Я им про то, что отжаться сотку могу, что гирю полста раз выжимаю, а они мне… Короче, негоден для ВДВ.

А так как, кроме ВДВ, мне в принципе было пофиг где служить, то оказался я в учебке. Вроде как у танкистов, но решили из меня сделать стрелка-наводчика БМП.

Учебка эта, я вам скажу, так себе место. В принципе, всем похрен на тебя, лишь бы ты был занят делом. И ни на что не жаловался. Сержанты-командиры все местные, потому часто беспределят. И телефон отжать могут, и жизнь невеселую устроить. Офицеры ничего, но все в бумагах по уши.

Но весело.

Весело в том плане, что раз основной части офицеров надо отчеты ваять, то личный состав должен все равно чем-то быть озадачен. Вот всякого подметалова и покраски в зеленый цвет всего на пути нет. Точнее, на всех не хватает абсолютно.

А потому вот вам, товарищи рядовые, полный спектр развлекухи: стрельба из личного оружия, стрельба из штатного оружия той же БМП, метание гранат, бултыхание в ОЗК и противогазах в лабиринте из нескольких кунгов, куда начхим щедро отравы надымил, и все такое.

Естественно, все это на полигоне, до которого 5 км. То есть кросс туда и марш-бросок оттуда. В чем разница? В скорости перемещения. Если откидались или отстрелялись плохо, то марш-бросок заменяется кроссом.

И в финале — чистка оружия.

Прикольно то, что каждый день что-то новенькое. И так месяц после присяги. Реально весело и познавательно. И, что самое интересное, начинаешь запоминать все, что сержант в голову нудит. Ради собственной же безопасности и спокойной жизни.
Не поверите, я спать стоя научился. Все научились, кто хотел. Сидя оно не всегда получалось.

Учебка так пролетела вместе с первой четвертью службы, я только на 6 кг похудеть успел. Зато попробовал себя в куче дисциплин, и почти доволен собой оказался. Могло быть и хуже. Как у многих.

Да вот, ботаны, которые в компах живут, иногда хорошо устраиваются. Кто писарчуком, отчеты командирам строчить, кто в железе ковыряться. Но вот проблема в том, что желающих свинтить и отсидеться за компом намного больше, чем компов и офицеров, вместе взятых. Так что знание компьютера на профессиональном уровне, конечно, здорово, но и мышцу надо тоже иметь не только в голове. Так говорил наш сержант Сологуб. Не знаю, чем и кто его в плане компьютера обидел, но «железом», то есть пулеметами с БМП, тасканием и чисткой у нас по жизни ботаны занимались.

Честное слово, без дураков говорю, качалка, если в армию идти, она полезная.

А после учебки попал я в артиллерию. Не спрашивайте, каким, сам не понимаю. Вроде учили на стрелка-наводчика БМП, а оказался я в артбригаде разведчиком-корректировщиком.

С одной стороны, как сказал нам в приветственной речи командир дивизиона, мы — элита, потому как разведка и все такое. С другой стороны, а чего я в учебке тогда обучался? Странные вещи.

В бригаде, конечно, все не так. Во-первых, быт. Строевая часть — это вам не учебка. Кубрики на 5 человек, кровати человеческие, не двухъярусные. Кормят тоже не так, как в учебке. Я уже половину потерянного возместил.

Но скучновато. Бригада эта только формируется. Ее до нас вообще не было, точнее, была, но на бумаге. Две калеки, три чумы. А вот теперь начали заново формировать. Контрабасов набирают, и что самое интересное, они в эту глушь толпами едут. Очень много чеченцев и дагестанцев. Они, если что, ничего так парни. То ли потому, что далеко от дома, то ли на здешнем морозе их очеловечило. Но вполне с ними можно и за жизнь, и за службу. У меня сержант командир из Дагестана, нормальный вполне.

А мы занимаемся в основном тем, что делаем эту бригаду. Из ничего. Пришла техника — надо расставить, пришли запчасти — надо разгрузить и разложить. Вот и грузим.

Техника вся новая. Точнее, старая, но новая. КамАЗы 86-88 года выпуска, но с хранения. Муха не сидела, пробеги по 400-500 км на спидометрах. Водилы в счастье, движки урчат, дорвались до дела.

Автоматы разгружали. 16 тонн. Вагон, короче. Тоже все со складов, жизни не видели. Замки на ящиках монтировками отгибать приходилось. Новехонькие, в смазке все. Тоже в конце 80-х все сделаны.

Боеприпасы разгружали. В ассортименте. Вагонами. Когда нам сказали, что снаряды еще отчищать от консерванта придется, мы приуныли, если честно. Потому как мы три дня их только разгружали. Но отцы-командиры велели не бздеть, есть армейские ухватки, не умрем.

Ну и, естественно, в перерывах после разгрузок приходится наводить порядок. Точнее, ликвидировать последствия аврала.

Учитывая, что аврал каждую разгрузку, то понятно, что территорию каждый раз приходится заново создавать.

Вот так и живем. Скучновато, если честно.

А больше всего напрягает то, что за нашей частью полигон находится. И там каждый день кто-то бабахает от души. А мы вот все круглое катаем и квадратное носим. Но как наш сержант Адашев говорит, все здорово, потому как могло быть совсем наоборот.

Нас начальство утешает время от времени. Дескать, вы участвуете в нужном для армии и страны процессе. Создании полноценной воинской части. А потому погодите, вот получим боевую технику, в декабре бригада окончательно будет сформирована, и пойдет тогда боевая работа. Ну, и всё в таком вот духе. А пока носим и таскаем.

Так-то претензий никаких, офицеры тоже без выходных, как кони носятся. Может, и правда, к декабрю все получится.

Вот выходит, что наша армия — место не печальное. Даже иногда и проникаешься собственной значимостью, когда подполковник речь душевно толканет. А в ВДВ все равно было бы прикольнее. А что тут расскажешь? И показать ничего не покажешь, у нас человек с телефоном хуже обезьяны с фугасом. Только под присмотром в канцелярии и можно побухтеть со своими. Фото сделать — не дай бог, как Родине изменить. Но делаем потихоньку.

Батя вот случился в командировке рядом, заехал заценить. Поржал, конечно, когда на КПП меня под конвоем сержант вел, нельзя у нас рядовому составу свободно по территории шариться. Ну так, говорит, пансионат. В их время печаль была, видимо, вселенская в плане службы.

А так, я вам доложу, сегодня армия — дело нудноватое, но не смертельное.