Оружейная коллекция
Популярное
Последние из универсальных пистолетов-пулеметов. От MP5 до «Спектра»Они стали дальнейшим развитием линейки этого вида стрелкового оружия и ответом на очередные вызовы своего времени.
Многоствольные историеские монстрыПрактически с самого начала появления огнестрельного оружия конструкторы многих стран мира пытались добиться повышения его скорострельности. Преимущества массированного огня быстро стали понятны военным всех стран. Длительное время единственным способом повышения скорострельности оружия была тренировка самого стрелка.
История оружия Второй мировой. Крупнокалиберные авиационные пулемётыДля начала скажем о том, что лучшим пулеметом винтовочного калибра по мнению наших читателей стал ШКАС.
Оригинальный двуствольный револьвер S333 ThunderstruckИдея увеличения количества стволов в оружии не нова, этим уже никого не удивишь, есть и многоствольные пистолеты, и автоматы с возможностью «залпового» огня. В большинстве случаев это абсолютно тупиковое решение вопроса увеличения эффективности боеприпаса, и годится все это безобразие разве что для кинематографа. Тем не менее, в отдельных исключительных случаях можно говорить о том, что такое решение может быть оправданным, если от этого не страдает ни эргономика, ни надежность оружия.
Пистолет-пулемёт от Джона Л. Хилла и необычный Р90Удивительные вещи порой происходят в изобретательстве и, в частности, изобретательстве военном. А было так, что еще в конце 40-х годов ХХ века бывшему американскому военному летчику Джону Л. Хиллу, инженеру одной из нефтедобывающих компаний, пришла в голову странная мысль. Он решил, что сумеет разработать пистолет-пулемет собственной конструкции.
Оружие
Армия США и её основной боевой танк. Успехи перспективной программы M1A2C AbramsВ настоящее время оборонная промышленность США занимается подготовкой к серийной модернизации основных боевых танков Abrams по новейшему проекту M1A2C (ранее использовалось обозначение M1A2 SEP v.3). Первые танки, прошедшие модернизацию на серийной основе, уже поступили в войска, и работы продолжаются. В последние дни поступило несколько любопытных сообщений о ходе программы модернизации и ее результатах.
Историческая вершина "тридцатьчетвёрки" с 76,2-мм пушкой, или Т-34 образца 1943 года против Т-IVH1943 г. Т-34 потерял статус танка с противоснарядным бронированием. Что же предприняли наши конструкторы?
Огненный расход. Снарядный голод — было всеобщее бедствиеЗавершим разговор о расходе артиллерийских боеприпасов французской и германской артиллерией в годы Первой мировой войны, начатый в предыдущей статье цикла (см. Огненный расход. Должна ли быть артиллерия экономной?)
Иранский ОБТ «Каррар». На выходе провал или успех?Весной 2017 года иранская промышленность впервые представила перспективный основной боевой танк «Каррар» («Атакующий»). Утверждалось, что до конца года эта машина пойдет в серию, а в течение нескольких следующих лет армия и Корпус стражей Исламской революции получат порядка 800 таких ОБТ. Такие планы пока не выполнены, но все еще остается актуальным вопрос характеристик и возможностей новейшего иранского танка.
Огненный расход. Должна ли быть артиллерия еще и экономной?Огромное количество артиллерии (при ее достаточно серьезной скорострельности) в годы Первой мировой войны 1914—1918 гг. давало основание ожидать большого расхода артиллерийских боеприпасов. Но реальный их расход в ту войну превзошел самые смелые ожидания. Расход был огромен — особенно для легких орудий (тяжелые орудия расходовали меньше — вследствие трудности боепитания и меньшей скорострельности).
Подпишись на рассылку и будь всегда в курсе наших новостей.

Оправдание для дураков

Оправдание для дураков«Тяжело в учении - легко в бою». Вот, пожалуй, наиболее популярный ходовой завет, которым руководствовались и продолжают руководствоваться наши Вооруженные Силы. Эти слова приписывают Александру Васильевичу Суворову. Однако при тщательном изучении теоретического наследия великого полководца выясняется, что ничего подобного он не говорил. На самом деле генералиссимус утверждал, что «легко в учении - тяжело в походе, тяжело в учении - легко в походе». Причем не совсем понятно, что князь Италийский подразумевал под термином «поход» - марш, выдвижение в район боевых действий, бой, сражение, кампанию. Гениальный военный мыслитель в своих сочинениях, к сожалению, нигде этого так и не раскрыл. Более того, приведенная выше фраза («легко в учении - тяжело в походе, тяжело в учении - легко в походе») впервые прозвучала не в наставлениях, приказах, инструкциях и рапортах военачальника, а в одном из его частных писем. Что характерно: в важнейшие сочинения Александра Васильевича - «Полковое учреждение» и «Науку побеждать» она им не была включена.

В других своих высказываниях Суворов как будто бы себе же противоречит, заявляя, что «солдаты учение любят, лишь бы кратко и с толком». Это, согласитесь, особой тяжести в организации боевой подготовки не подразумевает. Но здраво поразмыслив, приходишь к следующему выводу: занятия с бойцами должны быть тщательно продуманы, организованы, проводиться в течение установленного времени и с надлежащей результативностью. Вот что имел в виду легендарный победитель поляков, турок и французов. Если же слово «поход» у генералиссимуса все-таки означает маршевую подготовку войск, то и тут со словами «тяжело в учении» как-то не очень складывается. Обратимся к «Науке побеждать» (раздел «Три воинских искусства»), где столь много внимания уделяется передислокации войск в намеченный пункт. В частности, давая указания по замыслу марша, полководец заключает: «По сей быстроте и люди не устали». То есть не собирался Александр Васильевич на столь знаменитых суворовских переходах личный состав доводить до полного физического изнеможения.

Однако нельзя не отметить следующее. Будни Советской и современной Российской армии свидетельствуют: первая половина якобы произнесенной Суворовым фразы (насчет того, чтоб на учении было тяжело) - своего рода особо важное указание, которое исполняется постоянно и неукоснительно. А вот насчет второй половины - легкости в бою, особенно в начальный период любого вооруженного конфликта - с этим почему-то не очень получается. Обычно не готовы ни к чему, хотя «тяжести» при организации оперативной и боевой подготовки уделяли в мирное время первостепенное внимание. Что даже подтверждается образчиками солдатского фольклора. Бестолковщина в ходе занятий там обычно присутствует в изобилии, а вот легкость в бою не встречается.

]]>

Не совсем понятно, почему в учении в принципе должно быть всенепременно тяжело. По каким таким причинам? И что, собственно, хотят обозначить этим словом? Вполне объяснимую усталость после выполнения всех намеченных задач в установленные сроки или измотанность людей вследствие безграмотности командиров, гонявших их без пользы и толка? Одним словом, завет «тяжело в учении - легко в бою» надо применять с очень и очень большой осторожностью. Чувство меры необходимо тут, как, наверное, нигде.

Более того, он зачастую охотно используется генералами и старшими офицерами, чьи организаторские способности не соответствуют занимаемой должности. Поскольку на то, что учение обязательно должно быть «тяжелым», подобные «отцы-командиры» стремятся списать все безобразия, которые обычно имеют место в ходе маневров различного масштаба. Не накормил личный состав горячей пищей после многочасового марша - «тяжело в учении», заморозил бойцов в поле вместо организации обогрева - опять «тяжело в учении», не давал никому спать в течение трех суток вместо разумной организации посменной боевой деятельности - и вновь «тяжело в учении».

Хорошо известно, что подразделения и части будут действовать на войне точно так же, как они до этого осваивали боевую подготовку (и вся военная история подтверждает, что никаких иных вариантов тут нет и быть не может). Если ратная учеба в ротах, батальонах и полках превращалась исключительно в испытание на выносливость и выживание, то никаких умений и навыков они на поле сражения не продемонстрируют. Короче говоря, коли все военные премудрости в мирное время заколачивались в солдат и сержантов исключительно «через задницу» да еще и с большим трудом, то соответствующее «мастерство» они явят и в ходе вооруженной борьбы. Поэтому высокая организация боевой подготовки все же гораздо предпочтительнее, чем пресловутое «тяжело в учении».