Оружейная коллекция
Популярное
Магия MAG-7. Оригинальная стреляющая африканская экзотикаБоевое гладкоствольное ружье MAG-7, детище южноафриканской фирмы Teсhnoarms, без сомнения, можно отнести к разряду оружейной экзотики. Причем не только из-за страны происхождения, но и из-за его конструкции, и внешнего вида. Этот полицейский помповый дробовик 12 калибра «копирует» известный израильский пистолет-пулемет Mini-UZI.
Пистолет-пулемёт HAFDASA C-2 родом из АргентиныВ самом начале тридцатых годов аргентинский оружейник Хуан Ленар разработал первый проект пистолета-пулемета. Это оружие, несмотря на все свои преимущества, не заинтересовало армию. Тем не менее, отказ военных не заставил инженеров прекратить работы в многообещающем направлении. Через несколько лет результаты своей деятельности в области пистолетов-пулеметов представила компания HAFDASA. Первой ее собственной разработкой такого рода стало изделие под названием C-2.
Поэма о железном Максиме (часть 1)Про пулемет Максима не писал разве что ленивый. Но… всегда так бывает, когда собираешь материал несколько лет, его находится, во-первых, много, а во-вторых, в нем много такого, что ранее ускользнуло от внимания авторов. Поэтому иногда стоит возвращаться к любой теме, в том числе и к «теме пулемета «максим», которая вполне претендует на то, чтобы стать самой настоящей «поэмой». Странно, конечно, испытывать пиетет к человеку, который больше всего прославился тем, что созданное им изобретение убило больше всего людей на планете Земля.
Первый собственный аргентинский. Пистолет-пулемёт Хуана ЛенараВ первых десятилетиях прошлого века Аргентина начала строительство собственных оружейных предприятий. Новые фабрики начали деятельность с производства копий зарубежного вооружения, а затем приступили к созданию первых самостоятельных проектов. В тридцатых годах этот процесс дошел до области пистолетов-пулеметов. Первым аргентинским пистолетом-пулеметом стал экспериментальный образец под названием Lehnar. Мало того, это был первый пистолет-пулемет, созданный в Южной Америке.
Единые пулемёты на вооружении в ГерманииКонцепция единого пулемета зародилась еще в конце Первой мировой войны. Ход боевых действий показал, что вполне оправдано использовать одну и ту же конструкцию, с минимальными изменениями...
Оружие
САУ «Конденсатор» и «Трансформатор». О почти миномётахМногие помнят старый бородатый анекдот о горе-артиллеристах, которые очень хотели выстрелить по Москве из дедовской пушки? Только вот калибр снаряда был чуть больше калибра ствола. Вот и решили кумовья забить снаряд кувалдой. Результат предсказуем.
Противотанковые средства используемые в американской пехоте (часть 1)Незадолго до начала Второй мировой войны в американской армии вообще не было специализированного противотанкового оружия. Борьба с танками противника возлагалась на полевую артиллерию, которая в основной своей части сильно устарела...
ЗРК С-300 и С-400: реальные убийцы F-35 или переоцененные пустышки?По результатам недавних событий в Сирии возобновились обсуждения современных средств противовоздушной обороны. Зарубежные военачальники сделали ряд заявлений о российских ЗРК, а кроме того, темой заинтересовалась иностранная пресса. Так, свою оценку имеющейся ситуации вокруг систем ПВО российского производства попытался дать американский сайт The National Interest.
Перспективный проект боевой машины пехоты «Объект 1020»В начале шестидесятых годов советская оборонная промышленность работала над новыми проектами боевых машин пехоты того или иного рода.
Минометы:длительная эволюция большого калибраПеред тем, как продолжить минометную тему, хотим сказать несколько слов в адрес тех, кто внимательно читает. Да, мы не профессиональные минометчики, но что такое миномет знаем прекрасно, и его работу проверяли на практике. На себе. В разных местах.
Подпишись на рассылку и будь всегда в курсе наших новостей.

Главный конкурент «Калашникова» М-16 и ее последующие модификации – это надолго

Главный конкурент «Калашникова» М-16 и ее последующие модификации – это надолго


К обычным упрекам к штурмовому карабину М-4 (заменившему в ВС США М-16 и являющемуся модификацией этой винтовки) в ненадежности в последнее время добавились претензии в недостаточной мощности боеприпаса, особенно при работе по защищенной цели.

Грустный опыт Афганистана и Ирака, призрак «Ратника»

Так, пару лет назад департамент обороны США представил доклад, в котором утверждалось, что откладывать замену штурмовой винтовки на более совершенный образец далее невозможно. Документ указывал, что согласно опыту боевых действий в Ираке и в Афганистане, хотя М-4 и превосходит главное оружие противника - АК-47 по точности, уступает ему по ряду других не менее важных характеристик, таких как надежность и неприхотливость.

Военнослужащие армии США регулярно сообщают о выходе оружия из строя во время песчаных бурь и действий в городских развалинах, в условиях сильной запыленности. Сообщается, что сборка-разборка и чистка М-4 в поле, вернее, в песчаной пустыне, чревата отказом оружия. Кроме того, говорится и о недостаточной пробивной способности патрона, используемого в карабине. Приводятся сообщения об эпизодах, когда пули не могли пробить даже борта грузового автомобиля в то время, когда очереди из АК разносят стенки из кирпича и пеноблоков и поражают укрывшихся за ними бойцов.

Собственно говоря, никаких новых сведений об оружии линейки АР-15 доклад не содержит, ставя, помимо всего прочего, в минус этому оружию его возраст (отметим, что АК, которому, по мнению авторов доклада, американский карабин по ряду параметров «сливает», еще старше). Справедливости ради можно добавить, что проблем у М-4 в Афганистане все же несколько меньше, чем было у М-16А3 во время «Бури в пустыне». К материалам доклада, построенного на афганском опыте, добавилось осознание того факта, что боеприпас карабина – патрон калибром 5,56 х 45 миллиметров недостаточно эффективен против современных бронежилетов — и прежде всего против защиты, используемой в российской экипировке «Ратник».

Ненадежность – главная беда «Черной винтовки» и ее потомства

На основании этого Пентагон в очередной раз объявил конкурс на замещение индивидуального оружия семейства AR. Напомним, что штурмовой карабин М-4 – потомок винтовки АР-15, созданной выдающимся американским оружейником Юджином Стоунером в начале шестидесятых годов прошлого века. Дебютом М-16 (армейский индекс АР-15) стала война во Вьетнаме. С тех пор на базе этой винтовки создана целая линейка боевого и спортивного оружия, выпускаемого не только в США, но и во многих других странах.

Несмотря на популярность оружия на базе АР-15, которая уступает только системе Калашникова, почти сразу же после принятия на вооружение «черной винтовки» (так называли вьетнамские ветераны М-16), у нее была выявлена масса недостатков, касающихся, главным образом, недостаточной надежности. С тех пор М-16 пережила несколько модернизаций, которые значительно улучшив характеристики этого оружия, все же не сумели решить всех его проблем. Вопрос о замене М-16 (и ее версий – М-16А1, М -16А2, М-16АЗ и М-4) вставал уже не раз. Так, в 1991 году была свернута программа «Перспективная боевая винтовка», готовящая смену линейке АР-15, так и не сумевшая предложить американским военным что-либо достойное внимания. Эта бесплодная работа обошлась американским налогоплательщикам в 58 млн долларов.

Неудача программы дала основание для разговоров о нецелевом расходовании средств и коррупции. Во всяком случае, в Пентагоне и Департаменте обороны постарались сделать все, чтобы о «Перспективной боевой винтовке» забыли как можно скорее. Следом была запущена программа «Целевое индивидуальное боевое оружие», которая уже к началу 2000-х должна была обеспечить американских солдат не просто винтовкой, а целым стрелково-гранатометным комплексом, который должен был совмещать в едином устройстве автоматическую винтовку под стандартный патрон НАТО 5,56х45 и самозарядный 20-мм гранатомет. Кроме того, выстрелы нового оружия должны были иметь «умный» взрыватель, обеспечивающий подрыв снаряда в воздухе. Для определения дистанции подрыва комплекс должен был иметь лазерный дальномер и вычислитель, автоматически программирующий взрыватель. Оружие оснащалось разными прицельными устройствами, включая термооптическое, и должно было весить всего пять килограмм. Собственно основной частью этого комплекса должен был быть гранатомет, а автоматическая винтовка – служить оружием самообороны оператора на близкой дистанции.

Ознакомившись с техзаданием этой революционной программы, известный американский оружейный эксперт Питер Кокалис в 1996 году сказал: «Нам еще долго придется обходиться существующими винтовками под патрон 5,56х45». И как в воду глядел. Карабины М-4, ставшие очевидной вершиной эволюции линейки АР-15, как по надежности, так и по эргономичности, тем не менее, ознаменовали технологический тупик. По мнению специалистов, возможности дальнейшей модернизации данной системы практически исчерпаны. В то время как претензии остались. И в 2010 году была объявлена новая программа, и «уже» через шесть лет обозначились ее фавориты.

Есть хорошая штурмовая винтовка, увы - не американская

Так, в старом калибре 5,56х45 НАТО рассматривались два варианта. Первый из них – штурмовая винтовка немецкой компании Heckler & Koch HK-416. Во многом она напоминает привычную для американцев схему АР-15, однако ее самое уязвимое место – газоотводную систему – немцы изменили, использовав газовый поршень с коротким ходом.

В результате получилось оружие, имеющее точность M-16, но с гораздо большей надежностью. Его образцы вовсю используются в спецподразделениях НАТО, в частности, в вооруженных силах ФРГ и Франции, а также как оружие ограниченного стандарта в подразделениях Командования сил специальных операций США, а с 2010 года – в Корпусе морской пехоты США, под обозначением M27 Infantry Automatic Rifle.

Это с успехом опробованное в боевой обстановке оружие можно было бы считать идеальной заменой М-4. В нем используется тот же патрон, те же магазины. Его устройство очень похоже на привычную «классику», что позволяет использовать многие запчасти группы АР-15 и не требует переучивать военнослужащих на работу с новым оружием.

Но у винтовки есть один недостаток, перечеркивающий все ее достоинства – она не американская. Даже выпущенная на американской фабрике, она все равно остается немецкой. И дело тут не только в квасном, вернее, кока-кольном патриотизме. Дело в том, что основная штурмовая винтовка США станет эталоном не только для НАТО, но и для многих других стран, ориентированных на западный блок. То есть США собственными руками сделает мощнейший PR конкурирующим с ними на рынке стрелкового оружия немцам. Уже по одной этой причине победа этой действительно неплохой винтовки (кстати, есть ее версия под патрон 7,62х51 НАТО НК-417) в американском конкурсе маловероятна. Другим претендентом (которому, кстати, эксперты прочили победу, в том случае если бы было принято решение остаться с прежним патроном) был американский карабин Colt ACC-M. Это улучшенный вариант созданной еще в 1990-е годы опытной винтовки, не имеющий принципиальных отличий от М-4.

Другим вероятным предложением являлся карабин Barrett REC7 с коротким ходом газового поршня. В данном оружии используется также довольно мощный патрон 6,8×43 мм Remington SPC. Главным препятствием для него было то, что внедрение абсолютно нового патрона в качестве основного (не ограниченного стандарта) заставит менять всю систему вооружения НАТО. Та же проблема присутствовала и у другого участника конкурса - карабина Textron 6.5мм, который использует специально разработанные пули. В отличие от обычных винтовок, в которых пуля выступает с конца гильзы, инновационный патрон 6,5 мм полностью скрыт в гильзе и сделан с использованием полимеров.

Исходя из того, что обязательным требованием программы было использование более мощного патрона, чем 5,45 х 39 НАТО (223 Rem), можно было предположить с высокой степенью вероятности победу карабина Robinson XCR-M под патрон 7,62×51 мм НАТО (308 Win), имеющего сходное с АК газоотводное устройство и обладающего большой надежностью.

В пользу этой модели можно отнести и то, что патрон в ней используемый гораздо более мощный, нежели НАТО 5,56х45, унифицирован для пулеметов и снайперских винтовок НАТО. Этот патрон в 1954 году был стандартизирован в качестве единого для штурмовых винтовок Североатлантического блока. Однако уже к 1961 году западные оружейники пришли к выводу, что этот патрон мало подходит для штурмовых винтовок. При автоматическом режиме стрельбы он давал слишком большое рассеивание, и ничего поделать с этим было нельзя: не помогали ни снижение начальной скорости пули, ни различные схемы оружия и дульных устройств.

В результате винтовки НАТО – М-14 и FN FAL и ее версии – были переделаны в самозарядные, лишая их одной из главных функций штурмового оружия - автоматического режима, обеспечивающего высокую плотность огня при достаточной точности.

То есть XCR-M предполагал возвращение на путь, уже некогда отвергнутый оружейниками как ошибочный. И вот, внезапно, этой осенью Министерство обороны США объявило о досрочном закрытии программы Interim Combat Service Rifle. Причины, по которым было принято это решение, не могли не удивлять. Выступившие против программы специалисты заявили, что увеличение калибра неизбежно привело бы к повышению массы оружия и патронов, а также сокращению носимого боекомплекта. Как будто эти вещи не были очевидны изначально!

Ведь в свое время замена М-14 калибра 7, 62х51 на М-16 была обусловлена, в том числе и тем, что калибр нового оружия позволял увеличить носимый боекомплект военнослужащего в три раза или снизить на 40 % вес индивидуального снаряжения в сравнении с таковым для военнослужащих, вооруженных M -14.

Замена М-4 не выглядит первоочередной задачей

Собственно говоря, решение о прекращении очередной программы по замене основной штурмовой винтовки ВС США не удивляет. Ведь если исходить из тактики, которой придерживаются американские сухопутные войска и корпус морской пехоты, штурмовая винтовка не является для них важнейшим инструментом. Если говорить о спецподразделениях, то они имеют право пользоваться оружием «ограниченного стандарта», что и делают. То есть замена М-4, особенно в свете сокращения американского военного присутствия в Афганистане и в Ираке, не выглядит первоочередной задачей.

Однако каждая такая программа сулит огромные деньги не только в виде откатов военным чиновникам, принимающим решение о принятии на вооружение, но и многочисленным лоббистам. Причем последним – практически официально. Возможно, в этом и кроется фанатичная любовь американских военных чиновников ко всему новому.