Оружейная коллекция
Популярное
Самозарядная винтовка Holloway Arms HAC-7. Вот такая удача неудачной компиляцииАвтоматы Калашникова, винтовки FN FAL и серии AR имеют те или иные преимущества, ставшие залогом их популярности и широкого распространения. Одновременное использование всех сильных черт этого оружия, дополненных новыми оригинальными идеями, могло привести к весьма интересным результатам. Американская компания Holloway Arms сделала такой шаг, и его итогом оказалась винтовка HAC-7.
В чём автомат А-545 может превосходить ижевский АК-121 июля 2020 года РИА «Новости» со ссылкой на свои источники в российском оборонно-промышленном комплексе сообщило о том, что в Коврове на знаменитом заводе имени Дегтярева (ЗиД) начался процесс серийного производства нового российского автомата А-545 (индекс ГРАУ 6П67). Этот 5,45-мм автомат был разработан в Коврове в рамках работ по созданию стрелкового оружия для комплекта российской боевой экипировки «Ратник».
Мощная израильская снайперская винтовка IWI DAN .338Израильские компании давно вышли на международный рынок вооружений и военной техники. Компания IWI, которая специализируется на производстве стрелкового оружия, не является исключением. При этом компания не останавливается на производстве пистолетов и штурмовых винтовок, открывая для себя новые ниши.
Пилотки без кисточек и комбинезоны моно: история униформы испанской гражданской войныУниформа — это всегда интересно. В прошлый раз мы остановились на том, что в армии Республики была проведена реформа обмундирования. Но дело было в том, что на стороне республики сражалось еще и множество самых различных добровольческих формирований Народного фронта: организаций разной политической ориентации, объединившихся с тем, чтобы дать отпор фашистам.
Чем сейчас отличаются простой американский пехотинец и морскойНаверное, ни для кого не секрет, что в США все поголовно уверены в том, что морские пехотинцы – самые лютые вояки в мире. Если не брать спецуру и почивший в истории советский стройбат, в принципе, так оно и может быть.
Оружие
История пушек Брука и ВиардаИнтересно, что пушки Парротта выпускали не только на Севере, но и на Юге. Правда, если южане малокалиберные пушки производили, в общем-то, достаточно успешно, то с более крупными у них были очень даже большие сложности.
Kel-Tec и другие «стрелялки-раскладушки»В рамках данного цикла прошло уже много образцов самого оригинального стрелкового оружия современности. Выпущенного как крупными фирмами, так и мелкими производителями, что, однако, не отразилось на их качестве. Таковы уж люди: им хочется выбора, причем они боятся возможности выбирать, не могут никак решиться этот самый выбор сделать, ругаются, что глаза разбегаются, что это специально сделано, чтобы выманить деньги и все-таки им хочется возможности этот самый выбор иметь.
Пушки Джеймса и Сойера:в истории нарезные против гладкоствольныхНа территории США встречается много монументов, установленных в память о Гражданской войне. Давно уже было замечено, что если они изображают солдат, то вид у них какой-то не слишком боевой, а скорее усталый. Стоит себе солдат, опершись на ружье, все детали униформы одна к одной на месте, но поза такая, что он при этом словно отдыхает, а не бежит, скажем, в атаку с винтовкой наперевес.
Противотанковые возможности мощных советских самоходных артиллерийских установок СУ-152 и ИСУ-152В мемуарной и технической литературе, посвящённой Великой Отечественной войне, достаточно часто даются высокие оценки противотанковым возможностям советских самоходных артиллерийских установок СУ-152 и ИСУ-152. При этом авторы, превозносящие высокий поражающий эффект 152-мм снаряда при воздействии его на бронетехнику противника, напрочь забывают о других характеристиках крупнокалиберного орудия, а также о том, для чего в первую очередь были предназначены тяжелые самоходки.
Партизанские ракеты: образец легкой реактивной системы «Град-П»СССР активно поддерживал Северный Вьетнам поставками материальной части. Среди прочих образцов, поставлявшихся союзнику, была легкая реактивная система «Град-П», созданная по его просьбе. Это изделие сочетали в себе малые габариты, удобство применения и могущество снарядов полноразмерной системы залпового огня «Град».
Подпишись на рассылку и будь всегда в курсе наших новостей.

Армейская реформа по-русски

Армейская реформа по-русски
Великий стон стоит на земле русской. Проклятые реформаторы из Минобороны не ограничились разгромом нашей славной армии, они нынче на святое покусились — на систему военного образования. Случилось страшное: объявлено, что ни в нынешнем, ни в следующем году военные вузы не будут принимать курсантов. Более того, в прошлом году приблизительно 25 процентам тех, кто закончил военные училища, были предложены не офицерские, а сержантские должности. Похоже, что в этом году было предложено стать сержантами уже половине из 15 тысяч выпускников военных вузов. Кроме того, реформаторы позволили дисциплине будущих офицеров упасть ниже плинтуса. Курсанты получили право свободно покидать территорию военного вуза, когда им заблагорассудится. Таким образом, волнующее приключение под названием «курсантская самоволка» может уйти в прошлое. Просто на глазах уничтожаются славные традиции наших Вооруженных сил. О чем, спрашивается, будут вспоминать за рюмкой водки умудренные седые полковники?!

Если же говорить всерьез, то именно сейчас реформаторы подошли к одному из главных, если не к самому главному вопросу модернизации Вооруженных сил. Потому что все, что делалось до сих пор — ликвидация частей неполного состава, резкое, более чем в два раза сокращение численности офицерского корпуса — все это более или менее бессмысленно, если не произойдет кардинальных изменений в системе офицерского образования.

Как я писал уже не раз, если в проходящей реформе и есть какой-то смысл, то он – в отказе от концепции массовой мобилизации, на основе которой строилась оборона страны последние лет 150. В соответствии с ней, в угрожающий период в армию следовало призвать несколько миллионов резервистов, а потом воевать уж точно числом, а не умением. При такой системе военного строительства можно было десятилетиями бороться за повышение инициативы офицеров, но в итоге не добиться ничего. По одной простой причине: когда войска предполагается использовать в огромных массах, любая инициатива командира подразделения не нужна и даже вредна. Поэтому офицер, особенно офицер младший, обречен быть ничтожным винтиком, чьи личные знания и способности никому не нужны.

]]>

Не думаю, что приостановка приема курсантов объясняется лишь тем, что для молодых офицеров нет должностей, так как количество воинских частей и соединений сократилось в несколько раз (в Сухопутных войсках – аж в 11 раз).

Сегодня российское военное руководства осознало, наконец, необходимость создания профессионального сержантского корпуса, начало подготовку квалифицированных младших командиров. Но как только сержантов решили готовить как следует, то сразу стало понятно: российские младшие офицеры оказываются не у дел. Потому что (надо называть вещи своими именами, даже если это очень обидно) наши офицерские высшие военные учебные заведения до сих пор готовили не профессионалов, а военных ремесленников, которые только в массовой призывной армии и при отсутствии настоящего сержанта могли чувствовать себя профессионально состоятельными.

Поэтому важнейшим направлением военной реформы является кардинальное изменение системы военного образования и условий прохождения службы. Образование в большинстве военных вузов до сих построено таким образом, что будущий офицер получает знания исключительно «в части его касающейся». То есть ровно столько, сколько необходимо, чтобы быть в состоянии освоить один или два образца конкретной военной техники. Чтобы сделать нашего офицера подлинным профессионалом, вся система образования должна быть решительно изменена.

Хорошо помню, какое удивление (смешанное с пренебрежением) вызывало первое знакомство наших генералов с программами всех трех военных академий США. Выяснилось, что ни в Вест-Пойнте (готовящем офицеров сухопутных войск), ни в Аннаполисе (ВМС), ни в Колородо-Спрингс (ВВС) не уделяется сколько-нибудь серьезного внимания дисциплинам, которые делают курсанта специалистом по тому или иному виду вооружений. Вместо этого программа примерно пополам делится на естественнонаучные и гуманитарные дисциплины. Математика, физика и химия учат человека учиться. Благодаря им выпускники американских военных академий без труда осваивают конкретные военные специальности: пилот, корабельный штурман, командир взвода. Причем все эти специальности выпускники Вест-Пойнта, Аннаполиса и Колорадо-Спрингс (как и выпускники гражданских университетов, которые решили стать офицерами) получают уже после выпускных экзаменов — в специальных учебных центрах. А гуманитарные науки дают офицерам понимание своего места в столь сложном современном мире (а заодно и способность командовать, управлять людьми, не прибегая к рукоприкладству).

Именно к такой системе образования, вероятно, намерены перейти реформаторы из Минобороны. Если так, то двухлетняя пауза с приемом новых слушателей просто необходима. Для того чтобы кардинально перестроить учебную программу. Вопрос только в том, кто будет это делать. Пока не очень понятно, кто будет учить учителей. Честно сказать, нынешняя ситуация не внушает большого оптимизма. Двадцать лет назад бывшие кафедры марксизма-ленинизма в военных училищах быстро переименовались в кафедры политологии. С сохранением и ментальности, и уровня подготовки преподавателей. Мне несколько раз попадали в руки учебные пособия, изготовленные такими, с позволения сказать, политологами. Эти труды представляли собой дикую смесь примитивного национализма, марксизма, густо приправленную гумилятиной с пространными рассуждениями о пассионарности наций.

Оптимисты, правда, уповают на то, что поворот в военном образовании произойдет за счет того, что в будущих учебных программах немалое место будет уделено иностранным языкам, и это откроет перед молодыми офицерами просторы для самосовершенствования. В этом смысле наши реформаторы строго следуют курсом Шарнхорста и Клаузевица, реформировавших германскую армию в начале 19-го века. Они требовали, чтобы любой офицер обязательно читал специальную литературу на иностранных языках. Не уверен, что эту же схему удастся реализовать спустя 200 лет: сегодняшние российские курсанты все-таки отличаются от прусских юнкеров.

Так или иначе, Минобороны явно сконцентрировалось на том, чтобы выстроить такую систему, при которой в военный вуз поступал бы человек, осознанно выбравший военную профессию. Человек, которого не надо заставлять учиться. Именно поэтому реформаторы разрешают будущему офицеру самому планировать свою учебу, но при этом запретили пересдачу двоек. За заваленным экзаменом должно следовать отчисление.

Однако все это будет бесполезно, если кардинально не изменить правила прохождения службы. Все призывы к интеллектуальному росту и самообразованию выглядят откровенным лицемерием, если иметь в виду, что карьера российского военного целиком и полностью зависит от кадровика и непосредственного начальника. И будь офицер хоть семи пядей во лбу, он никуда не продвинется, если этого не захотят кадровик и начальник. Для изменения ситуации необходимо все назначения на вышестоящие должности проводить через открытый и гласный конкурс. Об этом пока ничего не слышно.